Бритвенно острый топор со знаком вепря

Чтение Дикое поле

В нормальной обстановке острые черты ее лица приковывали внимание, особенно в люка, и знаком показал, что хочет, чтобы с «Нодонгов» сняли пластик. .. менее чем за пятнадцать секунд, и «Дискавери» ушла на дно как топор. . обладала мягкими, вкрадчивыми манерами и бритвенно острым умом. Дубины, копья, топоры, боло, и снова дубины, «украшенные» острыми железными Вяленый мясо вепря, – пояснила Клекоть. – Самый лучший у Лютохвосты. Шестнадцать тюков. .. отца отданным на милость коварных чудищ с бритвенно-острыми клыками и когтями, .. Знак ее высокого положения?. Это Зеленый Двуручный топор го ур. Это Этот предмет добывается с Сумеречный мститель.

Клин должен быть из твёрдого дерева. Для того, чтобы избежать деформации топорища, связанной с изменением влажности, насаживать топор следует на идеально высушенное топорище. Купив его в магазине, лучше закинуть его в радиатор отопления на всю зиму, а насадить весной.

Перед вбиванием клина его тоже нужно тщательно смазать эпоксидкой. Наиболее надёжным является расклинивание топора с использованием трёх или пяти клиньев. В случае применения трёх клиньев, один из них вбивается по центру, на всю ширину, а два других сверху и снизу от.

Перед вбиванием клинья лучше смазать эпоксидкой. Метод использования пяти клиньев бывает двух видов: В первом случае делается один продольный разрез на всю длину и два поперечных, на равном расстоянии друг от друга. Такой метод позволит идеально закрепить топор на топорище, главное не забыть про эпоксидную смолу; Очень редко встречается вариант крепления на пять клиньев, когда делается два вертикальных клина и три маленьких горизонтальных между.

При этом два больших клина повёрнуты под углом в 90 градусов к топорищу. Лучшим способом является вариант с пятью клиньями. Есть ещё один маленький секрет. После того, как клинья станут на место, можно сверху пролить топор эпоксидной смолой. Она заполнит все пустоты и придаст монолитность соединению. Её топоры достаточно дорогие, зато их модельный ряд достаточно широк и каждый может выбрать подходящий топор по весу. Правда разнообразием моделей этот производитель не отличается.

В наше время промышленность производит множество различных видов топоров. Выбрать хороший экземпляр можно на специализированных выставках, там же можно заказать топор ручной работы у кузнецов. Выбирайте топор в соответствии со своими задачами, и он вас не подведёт в любой ситуации. Если с вами в поход идет человек и не берет с собой топор который с ним был в походе не разто стоит задуматься над тем, что это просто созерцатель, а не партнер.

Топор один из важнейших инструментов в арсенале строителя-профессионала, либо просто домашнего мастера, то что его должен иметь с собой любой автомобилист, и тем более путешественник, а уж тем более охотник, — вообще не обсуждается.

Ни один грамотный охотник и путешественник не пойдет в лес с ночевкой без топора. Хотя бы из соображений безопасности. И чтобы он служил вам долго верой и правдой, нужно правильно выбрать его при покупке. И еще одно отступление сразу — топор хорош для того, кто с ним умеет обращаться. Дать топор с полукруглым финским лезвием девушке чтобы сучья обрубать, это значит заранее быть готовым ее срочно эвакуировать с разрубленной рукой-ногой.

Аналогичный, или еще худший результат можно получить, если в процессе похода начать учиться кидать топор по деревьям вместе с группой таких же балбесов. Как правило топор от полукруглого ствола дерева, не попав лезвием, отскакивает в произвольную сторону, причем строго по закону Мэрфи — туда куда совсем не хочется чтобы он отскочил. Ну и совсем легко дать топор городскому мальчику, чтобы он в присутствии девочки дров нарубил для костра.

С топором нужно еще брать в поход голову — это непременное приложение во всех смыслах. Предположим сначала, что топор нам нyжен для обычных целей в любом походе, и среди этих целей нет строительства избы или даже деревянного плота.

Предполагаем также, что в грyппе знают, что такое пила, и имеют рyки, чтобы ее заточить правильно для тyризма. Предположим также, что грyппа берет один топор на палаткy и однy пилy — ножевкy, если палатка одна, или двyрyчнyю не обрезаннyю! Для чего в таких yсловиях нyжен топор? А уж случаев когда при помощи топора охотники медведей клали, — не перечесть. Да, в общем раньше у мужика вообще кроме топора никакого оружия то и не было, если только тем же топором рогатину и кол не изготовит.

Индейцы вообще томагавками обходились и луком со стрелами. Уметь бросать топор — не меньшее искусство чем стрельба из лука, да и пропитание в трудную минуту такой способ охоты вполне сможет обеспечить только не стоит брать в лес топор чтобы там тренироваться вместе с друзьями туристами, часто такие опыты заканчивались травматизмом. Стоит еще сказать, наверное, что очень часто ведущиеся споры о том какой топор можно назвать туристическим, а какой охотничьим, — на самом деле ведут люди, которые в этом вообще не разбираются.

Безумный спор очень неумных людей. Охотничий отличается от туристического тем, что им еще нужно тушу зверя разделать, а при случае и лабаз соорудить с засидкой. А если охотник — по болотно-луговой дичи и не таежный? В первом случае ему вообще плотницкий нужен, а во втором ему вообще топор не пригодится.

Вполне возможно, что охотничий подразумевает под собой большую остроту, и возможность разделывать мясо. Так у хорошего путешественника он всегда острый, а на крупного зверя многие всю жизнь не охотятся.

Разделываете кабанов на каждой охоте сами и топором шкуру снимаете с оленей, — ну тогда вам нужен острый бритвенной заточки с большим лезвием. Ходите в многодневные походы без палатки и ставите лабазы с солониной из медвежатины на зиму, — тогда вам прямой, тяжелый, с большой длинной рукояткой нужен. Метаете топор в медведей, отбиваясь от них по ночам, — покупайте сразу 10 не менее чем на кг обоюдоострые с клевцом….

Ну, тогда нечего умничать… Полyчается, что для обычных потребностей в многодневном походе и на охоте необходим и достаточен топор с весом железки в — грамм, прочно насажанный на топорище длиной 75 — 80 см. Есть плотницкий топор, мясной — для рубки мяса и костей, охотничий топор. Главное подобрать именно тот, который необходим для ваших задач. Основа топора — это конечно же его режущая часть, очень важно, чтобы она была выполнена из хорошей качественной стали.

  • Темная стража

Именно тогда он будет меньше тупиться и конечно же его нужно реже затачивать. Служить такой инструмент будет долгие годы. Как же проверить качество стали? Для этого вам необходимо взять топор за рукоятку, не касаясь лезвия, и произвести резкий щелчок по режущей части, можно ногтем, можно каким-нибудь плотным предметом.

Зазубрины появляются даже от попадания лезвия на сучок. Что касается веса топора, то здесь необходим индивидуальный подбор. Для каких-то небольших работ, типа обрубание маленьких сучьев, или при работе с небольшой заготовкой, где необходима аккуратность и точность, вполне подойдет инструмент с небольшим весом грамм.

К топорам средней весовой категории можно отнести гр. Такие наиболее подходят для плотницкого дела, вполне подойдет для строительства дома. Топоры свыше 1,5 кг достаточно тяжелы для среднестатистического человека, долго работать очень сложно. Но у них есть неоспоримое преимущество: Есть достаточно специфические топоры, например мясной. Его предназначение это рубка мяса и костей, выбирать его следует так же как и строительный топор, очень важна плотность металла.

Перерубать приходится и очень большие кости, поэтому и вес мясного топора очень внушительный 3,2 кг. Его особенностью является облегченная режущая часть, имеющая специальную выемку. Очень важно для охотника, чтобы его инвентарь весил как можно меньше и без потери качества. Так же она служит для того, чтобы топор можно было повесить на ветку.

Бритвенно-острый топор

Часто бывает цельнометаллическим с обрезиненной рукояткой, что способствует отличному хвату даже в жаркую погоду. Как правило, очень компактен. Рукоять топора может быть выполнена как из дерева, так и ударопрочного пластика фиберглассовая рукоять. Самый лучший материал для ручки строительного топора — береза высшего сорта.

При выборе надо обратить внимание, чтобы она была без сучков. Такая не сломается и прослужит долго. Недостатки деревянной рукояти — со временем она ссыхается и лезвие начинает хлябать, чтобы этого не произошло, надо опустить его в воду и при необходимости вбить специальный клин хватает надолго.

Пластиковая рукоять не рассыхается и служит дольше, но стоимость заметно выше, чем у деревянной. Также следует обращать внимание на то, чтобы лезвие было прямое, это необходимо для комфортной работы с деревом. А вот финские топоры имеют специально кривое лезвие да еще и с разной его заточкой — сверху более тупой угол, снизу более острый. С таким топором нужно уметь обращаться и понимать для чего это. Какой должна быть железка? Hy, хорошей стали, понятно.

Еще — отверстие для топорища должно быть обязательно коническим, иначе топор соскакаивать бyдет, по возможности большим — деревянное топорище не слишком прочно. Еще бородкy снизy отверстия — для распределения срезающих yсилий на топорище при yдаре — чем длинней, тем лyчше. Лезвие не должно выдаваться вперед по отношению к отверстию — иначе при неyдачном yдаре бyдет сильная отдача в рyкy.

Полукруглое лезвие помогает лучше колоть дрова, а прямое качественнее работать по чистовому дереву. Теперь самое главное — заточка. Говорят, что точить надо под оч. Впрочем, последствия были тоже изложены — этож надо, тyристский топор приходит в негодность, слyчаено попав на гвоздь! Я своим могy рyбить любое количество гвоздей вообще без последствий. Заточка должна быть выпyклой, эллиптической, или, что реальней, под тремя yглами.

Этот странный Свет исходил не от солнца, не от лун и не от звезд, составлявших созвездия, которые после исчезновения отца часто показывала шестилетнему Арамару мать, обещая сыну, что Грейдон Торн обязательно найдется. Нет, то был совсем незнакомый Свет, он двигался по небосводу без определенного направления — по крайней мере, наверняка определить его путь, не говоря уже о точном местонахождении, было совершенно невозможно.

И все-таки, не успев даже принять сознательного решения продолжать свой путь, Арам вдруг обнаружил, что идет к. Он шел и шел — по пыльной пустыне, по глухому лесу, по топкой трясине, по густым джунглям — и остановился лишь перед отвесным склоном высокой горы, казалось, поднявшейся из земли лишь затем, чтобы преградить ему путь. Но зов Голоса Света: Голос Света схватил Арамара, словно сжав в кулаке его сердце, больно дернул, поднял в воздух, и Арам Торн взмыл ввысь и летел сквозь облака и лучи солнца, сквозь дождь и гром, пока молния не ударила так близко, что волосы на предплечье встали дыбом и тут же скорчились от жара.

Но даже вспышка этой молнии померкла рядом с ослепительно ярким сиянием Света. Он проделал столь далекий путь, чтобы отыскать этот Свет — отыскать, чтобы Свет смог спасти его, смог вернуть ему отца, а самого Арамара вернуть домой, обратно к матери, к Роббу, и к Робертсону, и к Селии, и даже к Чумазу. Но, когда он, наконец, достиг цели, Свет ослепил его, и Арамар Торн отвернулся.

А ну вытряхивай из койки свои жалкие кости! Разом проснувшись, Арам вскочил и больно ударился лбом о верхнюю койку, подвешенную всего в паре десятков сантиметров над его изголовьем.

За шесть месяцев плавания мальчик так ничему и не научился, и если учесть, сколько раз он просыпался таким образом, на лбу давно должен был образоваться несходящий синяк. Странный сон о Пути и Свете немедленно начал забываться, меркнуть, и как Арам ни старался запомнить хоть одну деталь, память распорядилась. Поначалу Макаса Флинтвилл, второй помощник капитана, от души веселилась, глядя, как Арам расшибает лоб, но это давно осталось в прошлом. Она просто видеть не могла Арама, но капитан — негласно, не отдавая прямого приказа — определил новичка ей в подопечные.

Однако никто ни слова не сказал о том, что с этим юным балбесом надлежит нежничать. Устав орать на Арама, она ухватила его за босую ногу и сдернула с койки. Жестко приложившись спиной об пол, Арам открыл глаза и ожег своего заклятого врага яростным взглядом. Он еще дважды моргнул, фокусируя взгляд.

Свет падал на Флинтвилл со спины из распахнутого люка, ее темная кожа сливалась с полумраком кубрика, и затуманенное сном сознание воспринимало Макасу всего лишь как тень. Однако отрицать реальность и осязаемость ее присутствия было невозможно. Высокая, стройная и мускулистая, мелкие кудряшки волос острижены под корень… Флинтвилл представляла собой неодолимую силу, а Арам, к собственному несчастью, не был неподвижным предметом.

Сжав в кулаке ворот его матросской блузы, Макаса рывком подняла Арама на ноги. Через две минуты жду в трюме.

Трансмогрификация WoW - Топор лезвие!

Натянув чулки, надев сапоги и ополоснув лицо, Арам выбрался на свежий воздух. Нырнув в люк, Арам ухватился за внешние края трапа и ловко соскользнул. Наконец-то он освоил этот трюк! Каблуки гулко ударили в помост. В трюме тоже почти не было света. Полумрак пах рыбой и плесенью.

Макаса, конечно, уже ждала. Она стояла, повернувшись к люку спиной, но командовать принялась еще до того, как он успел спуститься: Помоги мне с бочонком и возвращайся за ящиками. И не забудь убедиться, что ящики — те самые.

World Of Warcraft. Traveler: Путешественник (Грег Вайсман, 2018)

В ответ Арам промолчал. Это вполне устраивало их обоих. Поэтому Арам перестал обращаться к Макасе — хоть по имени, хоть по званию — и вообще изо всех сил избегал обращаться к.

Вместе они накренили бочонок, чтобы откатить его к грузовому люку, и Арам услышал и почувствовал, как что-то плещется внутри. Вопрос слетел с языка прежде, чем он успел подвергнуть его цензуре: Лицо Арама скривилось от отвращения. Эту привычку пришлось вырабатывать, потому что прежняя его манера — закатывать глаза — уж слишком раздражала второго помощника Флинтвилл, а злить ее лишний раз было совсем ни к чему.

Вдвоем они докатили бочонок до грузовой сетки, и та немедленно натянулась вокруг него, будто гамак — палубные потянули тали, поднимая груз. Макаса, не говоря больше ни слова, вскарабкалась по трапу наверх, оставив Арама внизу. Арам отправился обратно к указанным ею ящикам.

Ящики не были запечатаны наглухо, и он сковырнул с одного крышку, чтобы удовлетворить свое любопытство. Внутри обнаружились старые выщербленные топоры на потрескавшихся, а то и сломанных деревянных рукоятях, острия клинков и даже ржавые гвозди.

Арам окинул взглядом трюм отцовского корабля. Трюм был полон подобного случайного хлама, бесполезного мусора, не нужного ни одному человеку в здравом уме. Однако именно этот бесполезный мусор и был основными товарными запасами Грейдона Торна. Торговля капитана Торна была делом темным. Мелкая партия там, мелкая сделка сям… Арам вновь покачал головой. Как все это могло приносить выгоду, он совершенно не понимал. В четыре приема мальчик перетаскал ящики в грузовую сетку, каждый раз провожая взглядом груз, поднимавшийся наверх, к свету дня.

Все это о чем-то напоминало — но о чем? Этого он никак не мог уловить. Выкинув из головы дремлющие воспоминания, он полез наверх, следом за ящиками. Выбравшись на палубу, он немедленно был вознагражден внушительным шлепком по спине, лишившим его паруса ветра, и жизнерадостным возгласом: Видеть улыбку Макасы Араму доводилось нечасто, но какое-либо другое выражение на лице Однобога он видел еще реже.

Невелик, конечно, человечек, но все же… Арам широко улыбнулся дворфу, взирая на него с высоты своих ста шестидесяти пяти сантиметров.

Он знал, что для своего возраста высок ростом, и имел все основания надеяться вырасти еще выше. В ответ Арам хлопнул по заднему карману брюк. Может, сегодня увидишь что-нибудь, достойное ее страниц. Твой старик велел тебе отправляться на берег. На долю секунды Арам вновь ощутил то самое желание. Желание швырнуть отцовский приказ прямо в морду — в самую морду ему, великому и могучему капитану Грейдону Торну.

Его отношения с отцом были… так сказать, непросты. Но, честно говоря, сейчас Араму до смерти хотелось снова ступить на твердую землю, и бунтовать не было никакого смысла.

Кроме того, в голове прозвучал голос его матери, Сейи: Претерпев еще один дружеский, но болезненный шлепок по спине, Арам оставил Однобога и направился к трапу. Глава вторая По ком звонит гнолл Не дойдя до конца трапа пары метров, Арам прыгнул вбок и приземлился на отлогий берег, круто уходивший в воду.

Бочонок и ящики уже лежали на песке, под присмотром Макасы Флинтвилл и отца Арамара, капитана Грейдона Торна. До ста восьмидесяти сантиметров росту Грейдону не хватало лишь какого-то волоска. Был он строен, но мускулист, густые темные волосы и густая темная борода едва начали седеть, принимая оттенок его светло-серых глаз. Много раз сломанная, его переносица скривилась причудливым зигзагом.

Но при виде сына в серых глазах Грейдона появилась улыбка, подхваченная и едва заметно дрогнувшими уголками рта. Как обычно, чем больше улыбался отец, тем меньше Арам был склонен отвечать тем.

Но на сей раз капитан, очевидно, не заметил. Улыбнувшись открыто, он повернулся к Однобогу, наблюдавшему за берегом с борта корабля, и кивнул. Первый помощник трижды ударил в судовой колокол, и все, кроме Арама, устремили взгляды к опушке леса, подступавшего к самому берегу.

Ну, а взгляд самого Арама метался между отцом с Макасой и лесной опушкой. От него не укрылось, что Макаса вооружена до зубов. За спиной у нее на ремне висел щит — железный диск, обитый несколькими слоями гасящей удар сыромятной кожи, через плечо был перекинут отрезок железной цепи, к поясу пристегнута абордажная сабля, в опущенной левой руке — длинный железный гарпун, воткнутый тупым концом в песок. На поясе у отца, напротив, не было его обычной абордажной сабли, зато опирался он на весьма впечатляющую боевую дубину из звездной древесины и железа, легко достававшую ему до пупа.

Отметив все это, Арам тут же почувствовал: Да, блокнот для зарисовок был при нем, но лучше бы он взял вместо него свою абордажную саблю!

И тут Арам почувствовал — скорее, почувствовал, чем услышал — шорох листвы. Из лесу на полосу гальки, отделявшую заросли от песчаного берега, выступило существо — да не одно, а множество!

Все они были похожи на собак, покрытых бурой шерстью в желтых подпалинах и черных пятнах, не слишком прямо державшихся на задних лапах, облаченных в рваные одежды из грубой шерстяной ткани и разрозненные детали железных доспехов. Имелось при них и оружие.

Обычно он терпеть не мог подобных отцовских вопросов, но в этот миг был зачарован так, что и думать забыл об обидах. С детства Арам слышал много слухов, ходивших об этих чудищах в Приозерье, но живых гноллов не видел еще. Составленному Грейдоном описанию видов они соответствовали исключительно точно — вот только добрый капитан не потрудился указать внушаемую ими разновидность страха. Грейдон снял поношенный кожаный плащ, позволив ему упасть на песок. Компас, висевший на золотой цепочке вокруг шеи, капитан спрятал под белую рубашку.

Затем он сделал шаг вперед и, крякнув, вскинул тяжелую дубину на плечо. В ответ гноллы… рассмеялись. По крайней мере, для ушей Арама это прозвучало, как смех. Начавшись с громкого леденящего душу клекота, звук достиг вершин громкости и пошел на убыль, сменившись разрозненным фырканьем, перешедшим в частое громкое дыхание — точно так же пыхтел их домашний пес Чумаз, примчавшись домой после беготни вдоль берега озера Безмолвия.

Самая крупная из гноллов, самка, мягко шагнула. Ростом она превосходила Арама всего на несколько сантиметров, однако крепка была, словно дуб. Могучие плечи, короткая морда, ухмыляющаяся пасть полна игольно-острых зубов… В одном из ее островерхих ушей красовалось перо, другое было украшено маленьким золотым колечком.

Вооружена она была, подобно Грейдону, боевой дубиной из осененного луной дерева, окованной железом, но, в отличие от дубин ее сотоварищей, лишенной заостренных металлических шипов. Тем временем Клекоть двинулась по кругу влево. Грейдон шагнул вперед и пошел по кругу вправо. Арам заметил, как гарпун Макасы на сантиметр приподнялся над песком, но капитан, тоже заметивший это, едва заметно покачал головой, и Макаса вновь опустила свое метательное оружие с зазубренным железным наконечником к ноге.

Арам попытался сглотнуть, но во рту пересохло, точно в пустыне. Попробовал сделать вдох, но — словно разучился дышать. Не то, чтоб он уж очень заботился о папаше, однако ему вовсе не хотелось, чтобы капитан Грейдон Торн погиб в бою с этим чудищем. В предвкушении схватки сердце в груди Арама пустилось вскачь, но все же взмах дубин и рывок вперед застал его врасплох.

Крутанувшись на месте, Грейдон ударил еще раз, но Клекоть, толкнувшись мощными задними лапами, подскочила вверх, пропустив под собой подсекающий горизонтальный удар, и тут же, еще до того, как ее лапы коснулись земли, ударила сверху. Но капитан Торн сжался в комок, кувыркнулся вперед, и удар его противницы пришелся в пустоту. Ее дубина врезалась в песок.

Бритвенно-острый топор - Предмет - World of Warcraft

Песчинки так и брызнули во все стороны, включая разинутый рот и широко распахнутые глаза Арама. Тот поперхнулся, закашлялся и принялся отчаянно отплевываться. Из глаз хлынули слезы. Крепко зажмурившись, он начал протирать глаза и на некоторое время перестал следить за схваткой. Несколько раз моргнув, Арам прислушался в ожидании глухого, влажного хруста сокрушаемых костей или пронзительного крика боли, но услышал лишь еще один звонкий, точно удар колокола, лязг железа о железо.

Наконец в глазах у него прояснилось, и он увидел, как дубина отца взмыла вверх и пронеслась в каком-то миллиметре от подбородка Клекоти. Та отшатнулась, но тут же восстановила равновесие и взмахнула дубиной, направляя сокрушительный удар в грудь капитана, прежде чем он успеет опустить свое оружие и защититься.

Но капитан Торн оказался для нее слишком проворен. Его дубина обрушилась вниз и не просто отразила удар, но разнесла оружие матриарха гноллов в щепки и переломилась пополам.

Оба бойца замерли в паре метров друг от друга, сжимая в руках древки сломанных и потому бесполезных дубин, тяжело дыша и яростно сверкая глазами. Однако Макаса все равно раздраженно цыкнула на. Тут капитан Грейдон Торн запрокинул голову и захохотал. Казалось, смех его эхом отдается за спиной.

Резко обернувшись, Арам увидел Дургана Однобога, стоявшего у борта и тоже хохотавшего от души. Тогда он снова обернулся — поглядеть, что там с Клекотью. Та, приподняв губу, издала басовитый рык… тут же перешедший в резкий клекот, благодаря которому матриарх, очевидно, и получила свое имя.